Уважение vs. Принятие. Или о трудности оставаться в терапии собой.

prinyatie-vs-uvazhenie-ris

Уважение к людям есть уважение к самому себе.

Джон Голсуорси.

Любой человек, разыскивающий специалиста, которому можно доверить свои сокровенные переживания, хочет встретить поддержку, принятие, и понимание. Если этого не будет, если клиент встретит явное или скрытое осуждение терапевта, то терапевтическое партнёрство прервется, иногда даже и не начавшись.

На первых встречах усилия терапевта направлены на создание максимально безопасного для клиента пространства, чтобы он мог довериться и позволить себе, насколько возможно, быть собой в кабинете психолога. Но это только часть терапевтических отношений, которая, как и все в свой черед, может прийти к некоторому завершению, или, точнее, найти своё развитие в чем-то другом.

Другая часть правды состоит в том, что, чем более комфортно ощущает себя человек напротив психолога, тем тревожнее ему может стать в какой-то момент, когда сначала смутно, а потом всё отчётливее он начнёт понимать, что ранее такие ценные отношения взаимного принятия становятся своеобразной ловушкой. Былое самопредъявление вдруг становится невозможным.

Почему так может произойти и откуда возникает ощущение того, что «я больше не могу быть собой» рядом с терапевтом?

В начале любых значимых отношений мы все стремимся показать себя с лучшей стороны, подчеркиваем свои достоинства и скрываем недостатки. Терапевтические отношения не исключение. Выделю только несколько моментов, связанных с самопредъявлением, которые могут тормозить ход терапии, мешая клиенту оставаться и становиться собой.

Во-первых, это желание «сохранить лицо» и чувство собственного достоинства перед терапевтом, а также это желание понравиться терапевту из страха потерять его уважение и доверие. В некоторых случаях так может проявляться появившийся еще в детстве страх отвержения.

Ожидание осуждения со стороны терапевта или представление о нем, как о сугубо правильном и добром авторитете, без темных пятен на личности и биографии – все это идеализация «всемогущего» терапевта, затрудняющая контакт двух реальных людей.

Еще в терапии может появляться мотив не осознаваемого соперничества с терапевтом, как желание «доказать» ему своё превосходство в той или иной области. В этом случае клиент, наоборот, начинает показывать только «теневую» или только свою «сильную» сторону и не может позволить себе быть уязвимым и беззащитным, говорить о своих «слабых» сторонах.

Все вышеперечисленное относится и к терапевту: с одной стороны, он может бояться потерять клиента или навредить ему, если он будет испытывать и тем более проявлять свои «негативные» чувства, а с другой – неосознанно соперничать с ним, включаясь в его игру.

В какой-то момент стремления клиента «быть хорошим и сохранить лицо» и стремление терапевта «быть принимающим» мешают возможности больше понять про себя в терапии и продолжить процесс роста. В этом случае и клиенту, и терапевту очень полезно исследовать свои страхи, связанные с самопредъявлением. Терапевт, правда, делает это отдельно от клиента, со своим супервизором. Но иногда представляется полезным исследовать возникающие трудности совместно, в диалоге.

Пространство терапевтических отношений позволяет понять, как вас воспринимает уважающий вас другой человек, когда вы проявляете себя своей «тёмной» или уязвимой стороной. В тоже время, контакт с психотерапевтом дает возможность увидеть, как тот же человек готов защищать и себя – если вы пытаетесь напасть на него, попирая его личностные границы. «Потренировавшись» и расширив свой поведенческий репертуар с терапевтом, в дальнейшем вы сможете совершить осознанный выбор способа отношений с другими людьми, вне терапевтического кабинета.

Расширение поведенческого репертуара, понимание и принятие себя во всей своей полноте освобождает много энергии. Ранее эта энергия могла уходить на то, чтобы не замечать и вытеснять из сознания свои эгоистические мотивы.

Здесь мне кажется важным немного написать о части моего профессионального мировоззрения, касающейся моих представлений о человеческой личности.

Психотерапевтические теории по разному смотрят на человека: гуманистические считают, что всё злое – следствие неверного воспитания и воздействия неблагоприятной среды, а «нездоровый эгоизм» исчезнет, если с детства растить ребёнка в отношениях заботы и любви; в крайне «левых теориях личности», люди представляются соперничающими звероподобными особями, в основном движимыми «инстинктами» размножения и власти.

Мне кажется неверным думать о людях, как только о позитивных существах, лишённых по определению каких-либо разрушительных или «тёмных» сторон. На мой взгляд, каждый из нас содержит в своей основе, как свет, так и тьму. В каждом есть сторона, которая стремится не только к любви, но и к власти, и каждый человек может завидовать, ревновать и ненавидеть. К сожалению, это данности, присущие любому из нас.

Воспитание и особенности среды оказывают большое воздействие на личность человека. Но даже при наличии самой благоприятной среды и условий раннего развития, хоть немного темноты всегда остается с нами. У нас есть только возможность выбирать: культивировать её или регулярно пропалывать «сорняки» и взращивать в себе «плоды света».

Пространство терапии, помимо прочего, существует, для того, чтобы один человек, обозначаемый как клиент, смог попытаться исследовать себя во всей полноте и глубине при внимательном присутствии другого человека, терапевта или психолога. В присутствии человека, который, зная темноту в себе, готов встретиться с ней в другом.

На этом основании и происходит принятие, хотя мне здесь ближе слово «уважение», потому что оно подразумевает не безоценочный взгляд на нравственность другого, а отсутствие осуждения ввиду признания в себе таких же тёмных сторон. И особенное уважение вызывает то, как один человек решается признаться другому в том, что он считает в себе плохим или неправильным.

Уважение к другому включает в себя память о том, как тебе самому было трудно, стыдно и больно, когда ты встречал в жизни суровое осуждение себя и своих поступков. Это памятование содержит в себе также вопрос «а судьи кто?».

Предъявлять свои тёмные стороны всегда тревожно. Особенно если у человека в принципе много стыда в отношении себя самого. В этом месте просыпаются страхи, связанные с отвержением: «если я расскажу ему всё о себе – он будет считать меня плохим человеком, негодяем, неудачником». И тут же возникает злость на терапевта, как будто заставившего ощутить этот стыд. Тогда как стыд – отражение переживания плохих поступков, не соответствующих идеальным представлениям о себе. Часто усиленный людьми, которые, наверняка, сами были далеки от идеала.

Этическая позиция большинства психологов не позволяет продолжать помогать клиенту, если внутри ощущается его отвержение или осуждение. В большинстве случаев, терапевт может быть полезным, только оставаясь на стороне клиента, каким бы он не представлялся. Но, даже если терапевт понимает, что в ценностях клиента и его поступках есть нечто совершенно для него не приемлемое, то человек, уважающий свою профессию, будет стремиться разобраться в своих чувствах к вам, и не будет обращать на вас свою злость и раздражение. При этом он может осторожно попробовать поделиться своими переживаниями, чтобы вы не оставались в безвестности относительно того, какие чувства могут вызывать определенные ваши поступки и поведение. Если терапевт не может самостоятельно справиться с чувствами, возникающими от переживания принципиально разных жизненных ценностей, то он пойдет на супервизию, чтобы принять решение –  продолжать с вами работу или порекомендовать вам другого специалиста.

Настоящий эффект от терапии возможен только когда клиент предельно откровенен с терапевтом, раскрываясь во всей своей сути. И только разобравшись в том, как определенные эгоистические устремления ухудшают вашу жизнь, привнося в неё страдание и хаос, можно попробовать привнести в неё действительно качественные изменения.

Терапевт, как и клиент, иногда хочет быть удобным и «правильным» – игнорируя встречную тревогу или возникающую злость в ответ, например, на его обесценивание или раздражение со стороны клиента. Но если он не будет говорить о своих «встречных» чувствах к клиенту, то поспособствует тому, что «белые пятна» клиента так и останутся таковыми.

Обратная связь на слова и поведение клиента становится очень ценным материалом для исследования им своих отношений с другими людьми и может помочь найти менее энергозатратные и менее болезненные способы взаимодействия.

Таким образом, большое значение для терапии имеет предъявление всех своих мыслей и чувств не только клиентом, но и терапевтом, который, конечно же, всегда напоминает себе, что любое его самопредъявление не должно вредить клиенту.


Владимир Цин, 2019 г.

prinyatie-vs-uvazhenie-ris-2

Расписание программ и семинаров 2021-2022 учебного года
Смотреть
Контакты
Телефон организации: +7 (921) 5547554
E-mail: anodpoego@gmail.com
Адрес: СПб, Московский пр., д. 107, к. 5